А назавтра из всех подъездов, из всех серых, окаменевших за зиму пространств, ринулась весна — персиковая, доверчивая, девственная, спешащая обнять весь мир и отдать саму себя каждому встречному, только чтобы наверняка, глубоко, напропалую и как будто в последний раз.

И вся эта сокрушительная красота, ощущение жизни как хрустального сосуда, который нужно хранить и относиться к нему бережно и нежно, вновь появилось в людях; они стряхнули с себя пыль, налипшую за зиму, взглянули на горизонт и задержали дыхание, подумав, что им и на этот раз удалось выжить, сохранить себя для весны.

Анастасия Чайковская

Редактор