Я вспоминаю, как прошлой весной мы ловили омаров,
И ты жадно, голодно смотрела на мускулы нашего провожатого.
Я не могу винить тебя в холодности,
ведь теперь между нами стерильное равнодушие,
Но если бы я не так поздно понял, что страсть проявляется не только в известных ей формах,
Но также в ссорах и криках ярости,
То, возможно, сейчас мне не пришлось бы искать зазоры и щёлочки между двумя деревянными рамами,
Обнаруживая внутри себя (и вокруг, конечно же, тоже)
Раздирающий в мясо холод,
Потребность в нежности,
Тоску по близости,
Ненасытную жажду обнять тебя и назвать по имени.

Анастасия Чайковская

Пишу прозу. О себе, о тебе, о нас.

Saint-Petersburg