Я однажды просыпаюсь, включаю телевизор (допустим, в квартире он есть, допустим, я использую его для связи с внешним миром — неверным, обманчивым, убийственно неидеальным). На экране возникает гладкая физиономия диктора — уши красны от волнения, ноздри хищно раздуваются, глаза смотрят прямо и решительно: он уверен, что сейчас расскажет свои невидимым зрителям нечто сенсационное.

Я вдыхаю полной грудью, клонюсь к мерцающему холодным светом ящику… И слышу немыслимое: «В результате долгих изысканий, которые вступают в противоречие с выводами, сделанными на основе проведенных ранее исследований, ученые из …-го института пришли к неоспоримому выводу, что никотин не является причиной преждевременного старения кожи, не способствует появлению рака, делает нас лучше, красивее, умнее и духовно свободными. Посему дорогие зрители, курите, курите, курите! Курите со смаком, с удовольствием, с остервенелым бешенством, будто вы спасаете мир одной лишь только мощной затяжкой», — в этом месте своей речи диктор жестом искусного фокусника достает из кармана пачку, ловит губами сигарету и весело делает первую за десять лет воздержания затяжку.

И люди, услышавшие это сообщение, как груши, сбитые палкой с дерева, выпадают из своих домов навстречу улицам, осаждают немногочисленные табачные лавки, оставшиеся в городе, и ритмично двигаясь по аллеям, площадям, да переулкам, радостно дымят пахучей сигареткой.

И вновь брандмауэры пестрят знакомыми плакатами с изображением ковбоя, пытающегося заарканить дикого скакуна, подлокотники в самолетах оснащают пепельницами, а курение становится таким же непременным атрибутом человеческого быта, как и 50 лет назад.

Ведь если быть честным, человек излишне доверчив, его сознание слишком манипулятивно, и если двадцать раз на дню петь ему о том, что морковка — это принявший новый облик кофе, то некоторые люди безо всякого удивления будут начинать новый день не чашкой с горячим напитком, а хрустящей на всю квартиру морковью.

Я не разбираюсь в тайнах устройства человеческого организма и единственное, что мне остается — верить медицинским исследованиям. Да и отчего бы не поверить: нас задавили статистикой, запретами и могучими цифрами: от рака умерло столько-то, курение вызвало рак у стольких-то. К тому же немалую дозу иронии — жестокой, цинично и трагичной, несет в себе тот факт, что актер Уэйн Макларен, тот самый Человек «Мальборо», умер от рака легких. Правда и выкуривал он, если верить публикациям в сети, по полторы пачки в день. Незадолго до своей смерти он развернул мощную антитабачную компанию, которую ныне продолжает его дочь, а умирая сказал, что «курение того не стоит».

Впрочем, я ведь совсем не о том.

Я верю результатам научных изысканий; верю в то, в чём ничуть не разбираюсь, но цель моей тирады направлена вовсе не на вопрос веры, жизнь без рака, и вред курения. Я говорю о чистоте выбора, который человек вправе совершать не под давление аргументов, а исходя только из собственных ощущений; решать самостоятельно, что ему делать со своей жизнью.

Ведь по большому-то счёту, не нужны ему забота государства, пропаганда здорово образа жизни и разнообразные запреты во имя его же блага. Человек может и должен решать, как ему распорядиться своим здоровьем, своей жизнью и… Своей смертью. И об этом очень хорошо у Цвейга сказано: «У человека всегда остается его единственное право — околеть как ему вздумается... И без непрошеной помощи».

Анастасия Чайковская

Редактор