Негласно (а значит вполне основательно и со значением) они имели право лелеять свою вынужденную неприкаянность, ибо им запрещали вернуться, сколь бы ни были сильны их усилия и надежды.

Мы же настолько легко и элегантно можем сделать полный разворот, что всякая разлука теряет своё сакральное значение, превращая шаги в неведанное далёкое в лицемерное заигрывание с судьбой, которая, не умолкая, издевательски шепчет: «ты всегда можешь вернуться, вот твой кров, твоя обитель, твоё прошлое, а эти крики навзрыд и броские жесты — всё пустое фиглярство и поза».

Да. Покидать пристанище нужно тихо и без громких речей. После хотя бы не будет неловкого осознания собственного бессилия и накатывающей волнами горечи при виде треклятых осин под окном, которые длинными, трепещущими на ветру, руками ласкают свои по-девичьи хрупкие стволы, и изнывают от скуки и похоти.

Анастасия Чайковская

Редактор