Уличный фонарь выдавливает в ночь сгусток ядовитого электрического света. Влекомый ветром, он болтается как тело самоубийцы в петле, приникает к окнам комнаты и выхватывает из темноты застывшие предметы. Шаг в сторону — кровать бесстыдно обнажает простыню, скачок влево — стул в ужасе двигает ножками.

Бессонница шагает вокруг меня, тянет за волосы и бормочет в уши мерзкую историю о том, как я ещё несколько часов не засну и буду ворочать в гору тяжёлые мысли, вновь и вновь падая под их весом, и в десятый раз оказываясь у подножия своего метафизического Арарата.

Есть что-то дьявольское в этом сопротивлении мозга сну; какой-то гнусный замысел, согласно которому весь мир вокруг меня спит, а я, обессилевшая от сражения, ковыряюсь в себе, вспоминая гадости и мерзости двухлетней давности.

Я знаю, что под утро организм сдастся. Перекрытия не выдержат, верёвки лопнут и на меня обрушится Сон. Но как долго же ещё терпеть, как долго ещё слушать рокот двигателей, шум дождя, перекличку пьяных; сколько же ещё фонарь напротив окна будет не мигая смотреть мне в комнату и раскачивать до тошноты мир вокруг...

Анастасия Чайковская

Редактор