Я вчера встретила привидение и не удивилась ему.

Снова передо мной были глаза цвета коньяка, пиратская улыбка, профиль языческого бога, и размеренный голос, в котором, как и внутри себя самой, я не нашла ни капли изумления встречей, так буднично и легко произошедшей после долгих лет молчания.

Всё выглядело так, будто предыдущие события жизни к тому и шли, чтобы мы теперь стояли друг напротив друга и спокойно рассматривали знакомые, но безвозвратно украденные временем черты.

Всё это затем и для того, чтобы круг совершился, замок щёлкнул, и мне стало страшно перед тем, как время и расстояние меняют чувствование; чтобы я сочинила очередную блестящую теорию.

Мы же все теперь легко боремся со слабостями. Просто и скоро можем утихомирить нетерпение сердца и сдержать слова, которые когда-то вырывались из нас быстрее, чем иной раз человеку требуется времени на вдох. Мы же рациональные, мы же разумные, мы же скованные мыслями, а не порывами.

И теперь нам уже не больно вспоминать чьи-то коньячные глаза, острые скулы, и высокий силуэт, вырастающий в конце улицы, в обрамлении раскидистых деревьев и сияющих под солнцем гор, ведь мы готовы быстренько пережевать это событие и пойти дальше, весело насвистывая мелодию из фильма.

Анастасия Чайковская

Редактор