Кто-то, кто сидит наверху и заправляет всеми земными делами, сегодня размашистым движением разрезал облака, и из них, как из огромного мешка, посыпались хлопья снега.

Он хороводил, метался, свирепо бросался о стены домов. Его снова подхватывали морозные вихри, подбрасывали вверх,— белые крапинки воронкообразно долетали до фонарей, мошками облепляли их, и снова устремлялись в разные стороны, и никак не могли лечь на землю, вновь и вновь чувствуя, как их берёт ветер и заставляет кружить и падать, кружить и летать.

И ничего нет, и города нет, и всё совсем по-пастернаковски:

«...белых мокрых комьев Быстрый промельк моховой. Только крыши, снег и, кроме Крыш и снега, — никого».

Анастасия Чайковская

Редактор