В какой-то из дней, ничем не примечательный, заурядный, из тех, что легко можно забыть и никогда не вспомнить, человек понимает, что ему больше не нужны задушевные беседы, и никто и никогда не поймет его лучше, чем он сам.

По самой своей сути человек не в силах достучаться до другого и потому обречён на вечное стояние под чужими дверями, овеваемый с четырёх сторон ветрами недосказанности и недопонимания.

Посему, любому диалогу всегда предпочтительнее монолог. И в особенности тот, что обращен внутрь самого индивида.

Анастасия Чайковская

Редактор