Человек — самодовольная особь с манерами дворового петуха.

Вот он, идёт. Широкоплечий, узкобедрый — всё, как положено. Он исподволь оглядывается по сторонам, стремясь угадать впечатление, которое производит; оценить урон, который могла причинить его надуманная красота.

И вдруг замечает меня. Комедия входит в степень наивысшего накала, у актера появляется зритель, и он чувствует, что прямо сейчас ему необходимо показать свой коронный номер, поразить неким впечатляющим жестом. И он, чёрт возьми, делает этот жест: приподнимает бровь, болван, или щурит глаза, (явная отсылка к Марлону Брандо в экранизации пьесы Теннесси ), и глядит на меня торжествующе: «Как, разве ты меня ещё не хочешь?».

И в эту минуту нет ничего сильнее моего желания, чтобы под его ногой материализовалась кожура от банана, или с ним приключилась межреберная невралгия, которая остановит весь этот фарс и сдует самодовольную улыбку с лица напыщенного глупца.

Анастасия Чайковская

Редактор