Если миновать определение «известный писатель-экзистенциалист» и воспринимать Франца Кафку в качестве одного из типов персонажа в художественной литературе, то он окажется героем, который со всеми особенностями своего мышления, самоощущением среди других людей, многочисленными неврозами и патологиями, очень органично смотрелся бы на страницах современного романа о современном же мире. Во всяком случае, по внешним признакам. Внутренних различий куда больше, чем сходств.

А что, работал, если говорить на современный лад, в офисе. Мечтал заниматься исключительно литературой, но в силу внешних обстоятельств занимался ею только в те часы, когда был свободен от тягостной службы. Имел несколько любовных связей, но крепких отношений так и не смог завязать: душевные пытки, в форму которых облекались эти отношения, заканчивались катастрофой как для него, так и для женщины, и герой вновь оставался один на один с листом бумаги.

Наконец, в его распоряжении была целая коллекция внутренних преисподних (зачастую скорее надуманных, чем реальных), огонь в которых он умело раздувал, но об этих метаниях не догадывался даже близкий друг и душеприказчик в одном лице писатель Макс Брод. Когда же последний прочел дневники, оставшиеся от Франца, то сильно удивился тому мраку, которым он себя окружил. В воспоминаниях людей, знавших Кафку, он выглядит как остроумный молодой человек, тоскующий по безупречному миру ровно столько, сколько полагается тосковать обычному, без патологий, человеку.

Конечно, говоря метафорой, поведение человека среди других людей — это лишь верхушка айсберга, малая часть проявления личности, но что точно объединяет современного человека и Франца Кафку, так это процесс мифотворчества. И если средствами Кафки были личные дневники и написание художественного текста, то в наше время таковыми выступают аккаунты в соцсетях и блоги. Только вот, к счастью или к сожалению (кому как нравится), нынешние мифотворцы предпочитают создавать образ, пышущий отменным здоровьем и благополучием. Быть грустным и драматичным больше неинтересно. И нерентабельно, конечно. Изысканные страдания, горячо лелеемые комплексы и посвящение публики в осознание своего ничтожества — это путь для тех, кто в финансовом плане недостаточно дальновиден. Еще более недальновидно демонстрировать свою склонность к мизантропии, которая не чужда любому из нас. В какой-то момент даже у самого отъявленного человеколюба слетает резьба, и он шлет проклятия всему роду людскому. И здесь ни в коему случае нельзя допустить, чтобы такие эмоции получили широкое распространение, лучше уж втайне пометать молнии и вновь встать в ряды светлых представителей человечества, несущих мир и любовь.

Возвращаясь к созданию мифов, получается, что чем ты радостнее выглядишь, чем больше прилагательных с суффиксом «чик» используется в подписи фото в инстаграме, чем дальше ты отталкиваешься от своего истинного «Я» (а я убеждена, что человек по природе своей либо грустен, либо глуп, но никак не радостен), тем ты ближе подходишь к созданию современного популярного мифа о себе. Чёрт знает, интересен ли будет этот миф людям, живущим в 2117 году, но проследить определенные тенденции они точно смогут.

Анастасия Чайковская

Редактор