Точнее всех проклятий и чертыханий мое теперешнее состояние передает диалог людей из прошлого: Маяковского и Катаева.

«– Катаич, – сказал он [Маяковский], пряча в карман последний предмет, – вот вы южанин. Скажите, как вы переносите север? Часто простужаетесь?

– Беспрерывно.

– И я то же самое. До сих пор никак не могу привыкнуть к этому паршивому климату. Апрель называется! Разве это апрель? Гибну, как обезьяна, привезенная из тропиков».

Слово «апрель» можно заменить на «июнь». Или на другой любой месяц, который календарно должен быть теплым, но по славной петербургской традиции колет холодным ветром, ножницами разрезающим фигуры людей, силуэты домов и диск солнца, беспомощно барахтающийся в небе.

Анастасия Чайковская

Редактор