На прошлой неделе присяжные суда Нью-Йорка признали Харви Вайнштейна виновным в сексуальном насилии. Если суд прислушается к мнению собравшихся, продюсеру светит от четырех лет условно до тюремного заключения сроком на 25 лет.

Услышав решение присяжных, Вайнштейн сказал: «Я невиновен», пишет журналист из Deadline, присутствовавший в суде. В то же время PageSix, не подпуская к сердцу пустопорожней сентиментальности, фиксирует, что те две женщины, из-за интимных связей с которыми Вайнштейн окажется за решеткой, после секса продолжали посылать ему ласковые е-мейлы и принимать подарки, включая билеты на премьеры и приглашения на вечеринки «Оскара». Нет-нет, я ни на что не намекаю. Возможно, они были так парализованы ужасом, что на протяжении десятилетий бессознательно принимали дары, прежде чем прийти в себя и рассказать миру правду.

Мы никогда не сможет заглянуть в постель к ближнему. И поэтому все инициативы, которые принимают форму завиральных идей или даже выражаются на законодательном уровне (в Швеции с 18-го года действует закон о сексуальных преступлениях, по нему секс без явного согласия считаемся противоправным) представляются заранее обречёнными на неудачу. И сейчас объясню почему.

Чтобы ни происходило, но даже в 2020 году «половой вопрос» остаётся столь же острым как сто лет назад. Парадокс в том, что из-за информационного шума вокруг феминизма, сексуальности, этических взглядов на любовь, возникает иллюзия, что долгожданный sea-change произошел и теперь мы в силах решить проблему. Но мы не можем, пока продолжаем пользоваться устаревшими методами — наручниками, судом, тюрьмой. То есть человек долго думал, решал и ничего лучше не придумал как достать старый добрый уголовный кодекс, выжать из «насилия» частность под названием «харрасмент» и сделать пометку «всякий может называть себя жертвой сексуальных домогательств».

Впрочем, род человеческий не зря зовётся homo sapiens. Используя свою сильную сторону, мы стремимся рационализировать сферу, которая по своей сути не подлежит рассудочности. Постель не офис адвоката, а минет и анальное проникновение не пункты в уголовном праве, где через запятую перечислены случаи, когда человек на самом деле хотел, чтобы его брали сзади, а когда был против, но не смог донести это до партнера. И в этом вся сложность: секс — это квинтэссенция неоднозначности в самом высшем смысле, а безрассудность имманентное её свойство.

Соглашаясь, что причинение боли — это насилие, в минуты страсти женщина кричит от наслаждения, балансируя как раз между болью (унижением) и удовольствием (радостью). Говоря «нет, нет» во время соития, она имеет в виду «да, да», и эти мои слова не выгораживают мужчин, которые агрессивно утверждают свою волю над женщиной, говоря потом, что она «сама хотела, я же видел». Я говорю о той безотчётности, которая присуща сексу, даже если оба были трезвы, а единственное, что могло опьянить — это желание.

Разумеется, все эти моменты можно обговорить ещё на берегу. Но как быть с тем, что в процессе всё пойдёт не так, а удовольствие обернется унижением, которое утром сменится яростью и обидой? Надеяться на то, что вы сможете выстроить диалог? Заключать перед сексом контракт? Как защитить себя от того, что девушка сделала тебе минет, ты после этого с ней общался, она слала тебе открытки, а через 10 лет сказала на суде, что ты принуждал её к тому, чего она не хотела, но делала, боясь разрушить карьеру? Как мы можем отвечать за страхи и мотивацию тех, с кем спим? Ведь мы не несём отвественности за чужие страхи, мы рассчитываем, что если человек оказался с нами в постели, значит, он так решил. Мы верим в способность людей к пониманию самих себя. Это базовое доверие.

И возвращаясь к Харви Вайнштейну — старику, которого увезли после заседания в больницу, я хочу напомнить, что жена его ушла, карьера разрушена, а сам он почти банкрот. Мы никогда не узнаем, насколько прав окружной прокурор Манхэттена Сайрус Вэнс-младший, сказавший о Вайнштейне:

He is a vicious serial sexual predator who used his power to threaten, rape, assault, trick, humiliate and silence his victims.

Мы не узнаем, действительно ли Вайнштейн насиловал и принуждал женщин к сексу. Мы не можем заглянуть в постель к ближнему, как я уже говорила.

Но наверняка мы можем утверждать следующее: Вайнштейн невиновен в том, что некоторые женщины не брезговали с ним спать из-за амбиций. Невиновен в том, что они, услышав в 2017 году истеричный голос толпы, забыли прежние мотивы и сконцентрировались на стыде и унижении, которые не помешали им 20 лет назад оказаться в продюсерской постели, чтобы стать ближе к Голливуду.

UPD: Предвидя возможное недопонимание, предупрежу, что я НЕ поддерживая сексуальное насилие и не оправдываю Харви Вайнштейна. Обвинениями и оправданиями занимаются суды. Мы не можем знать наверняка. Правду знают только продюсер и те женщины.

Photo credit: apnews.com

Анастасия Чайковская

Пишу прозу. О себе, о тебе, о нас.

Saint-Petersburg